ilupin

Рука — лицо

У меня какой-то удивительный талант наносить себе тяжелейшие травмы в обычных бытовых условиях и отделываться легким испугом в действительно серьезных ситуациях. Две недели назад в ночь перед поездкой в Швейцарию спешно собирал чемодан, запутался в домашних брюках, споткнулся и так удачно упал на угол канапе, что носовой упор очков (маленький кусочек гибкого пластика) раскроил мне бровь над левым глазом — сантиметра на три в длину и на полтора в глубину. В полном ахуе набираю 15 (т. н. скорая), а мне там отвечают сонным голосом: «Отправляйтесь в дежурку на другой конец города, посидите там часа три-четыре, вас и зашьют. Нет, конечно, если б вам руку оторвало в аварии, мы прислали бы пожарных (sic!), но вы же можете сами передвигаться, правда? Вызовите такси да поезжайте».

Пользуясь тем, что обе руки и впрямь на месте остались и не совсем из жопы росли, я сам промыл и продезинфицировал рану (крови на удивление мало было), максимально точно свел края и стянул их тонкими полосками пластыря, которые красиво расходились эдакими лучиками от века ко лбу. Сходил в ночную аптеку за асептической мазью специально для таких случаев (Cicatryl на русский можно как «Шрамин» перевести), дособирал чемодан, почистил зубки и спать лег.

Часов через десять мы с Лешкой дошли прогулочным шагом до наикрутейшего хирургического центра в Женеве, где врач в регистратуре придирчиво осмотрел мое рукоделие и с трогательной откровенностью заметил: «Мы тут, конечно, деньги зарабатываем, и моя задача — записать вас на прием, за который вы заплатите 280 евро минимум, но вообще говоря, рана обработана идеально, и хирург точно лучше не сделает. Избегайте воды и солнца, накладывайте немного мази каждый вечер, и все будет пучком». Потом отвел меня в какой-то закуток, прикрыл дверку, выдал капсулу с розовой жидкостью, марлевые тампоны и хирургические перчатки, проводил до дверей и пожелал хорошего отдыха.

Отдохнули мы ударно, это надо признать. Все три дня было +21 °С, голубое небо и ясное солнышко. Воскресенье провели в мажорном Нёвшателе, над которым Заз иронизировала, а десерт оставили Монтрё, известный среди прочего студией Mountain, где Queen половину альбомов записали, и эффектным памятником Меркьюри на берегу озера. В попытках сделать достойный маэстро снимок я бестрепетно пятился назад, пока не свалился с набережной, пролетев метра полтора и приземлившись спиной на огромные валуны, торчащие из воды. С этого ракурса Фредди уже не видел — только огромные Лешкины глаза и охуевшие лица туристов вокруг. Ссадину на пальце пришлось пластырем заклеить, благо у меня всегда запас с собой. Чего только не вытерпишь ради хорошего кадра.

Сейчас это уже больше на царапину похоже, чем на шрам, но окончательно заживет через полгода только, как мне сказали. А ссадину на пальце даже не булыжник оставил, а телефон, судорожно сжатый при падении ))