ilupin

Calogero: J’ai le droit aussi (поэтический перевод)

[послушать оригинал]
J’ai le droit aussi — Calogero, 2015 (если видео недоступно, зайдите сюда)



Право быть собой
(перевод Сергея Илупина)

Папа не поймет.
Я устал все время лгать.
Мама не поймет,
Скажет: «Я тебе не мать».

А я не лучше их,
Но и не хуже их,
Я имею право быть.
Право быть собой
И любить его,
Именно его любить.


Люди не поймут
И начнут жалеть родных.
Люди, почему
Я чужой среди своих?

Ведь я не лучше вас,
Но и не хуже вас,
Я имею право быть.
Право быть собой
И любить его,
Именно его любить.


Лицемерный век
Требует в чулан залезть,
А я ведь человек,
У меня ведь сердце есть.

И право быть собой
И обнять его,
Рядом с ним счастливым быть.
Право быть собой
И любить его,
Именно его любить.

Рядом с ним счастливым быть.


Папа не поймет.
Мама не поймет.
Люди не поймут.

Право быть собой.
Право быть собой.
Право быть собой.


© ilupin.ru, 2016
J’ai le droit aussi
(paroles par Marie Bastide, 2014)

Que dira mon père ?
J’en ai marre de faire semblant.
Que dira ma mère ?
M’aimera-t-elle toujours autant ?

Je ne suis pas mieux qu’un autre,
Je n’suis pas pire non plus,
J’ai le droit de vivre heureux.
J’ai le droit aussi,
Le droit de l’aimer lui,
J’ai le droit d’être amoureux.


Que diront les gens ?
Ils plaindront mes pauvres parents.
Que dire à ces gens ?
Qui me trouvent trop différent.

Je ne suis pas mieux qu’un autre,
Je n’suis pas pire non plus,
J’ai le droit de vivre heureux.
J’ai le droit aussi,
Le droit de l’aimer lui,
J’ai le droit d’être amoureux.


Tant pis si ça choque,
Je ne veux plus avoir peur.
Un homme est un homme,
Peu importe où va son cœur.

J’ai le droit aussi,
Le droit d’être avec lui.
J’ai le droit de vivre heureux.
J’ai le droit aussi,
Le droit de l’aimer lui,
J’ai le droit d’être amoureux.

J’ai le droit de vivre heureux.


Que dira mon père ?
Que dira ma mère ?
Que diront les gens ?

J’ai le droit aussi.
J’ai le droit aussi.
J’ai le droit aussi.
Я тоже имею право
(подстрочник Сергея Илупина)

Что скажет отец?
Мне надоело притворяться.
Что скажет мать?
Будет ли она так же любить меня?

Я не лучше других,
Но я и не хуже,
Я имею право быть счастливым.
Я тоже имею право,
Право любить именно его,
Я имею право влюбиться.


Что скажут люди?
Они пожалеют моих бедных родителей.
Что сказать этим людям?
Для них я слишком неправильный.

Я не лучше других,
Но я и не хуже,
Я имею право быть счастливым.
Я тоже имею право,
Право любить именно его,
Я имею право влюбиться.


Если это шокирует — тем хуже,
Я больше не хочу бояться.
Человек остается человеком,
Кому бы он ни отдал свое сердце.

Я тоже имею право,
Право быть с ним,
Я имею право быть счастливым.
Я тоже имею право,
Право любить именно его,
Я имею право влюбиться.

Я имею право быть счастливым.


Что скажет отец?
Что скажет мать?
Что скажут люди?

Я тоже имею право.
Я тоже имею право.
Я тоже имею право.
 
ilupin

Живой фейсбук

Чудом уцелевшие поклонники Живого журнала кокетливо называют себя ретроградами, а его — динозавром. Меж тем настоящее ископаемое — это как раз фейсбук, де‑факто вытеснивший ЖЖ из информационного поля вопреки здравому смыслу, законам рынка и теории эволюции. Им же невозможно пользоваться. Комментарии дровами навалены, и понять в большой дискуссии, кто кому на что отвечал, немыслимо. Половина записей за последний месяц‑два (не говоря уже о более старых) волшебным образом улетучивается, потому что разборчивый фейсбук, хрен знает каким алгоритмом руководствуясь, считает их неважными, а мнение читателей, равно и автора, видал в гробу. Так называемый поиск (вы о нем хоть слышали?) похож на календарь майя; линейную хронологию слабаки придумали. О форматировании текста я вообще молчу: у Цукерберга и курсива‑то не допросишься с полужирным, какие там списки с таблицами.

По сути, формат фейсбука — пукнул и забыл. Дух времени, да.
ilupin

C’est moi

Во французской атмосфере какая‑то немыслимая концентрация вежливости. Здесь на вдохе благодарят, а на выдохе извиняются. И то и другое — пятнадцатью способами, не считая выходных и праздничных. Наивно думать, что вы отделаетесь простым merci или pardon, это лишь вершина айсберга. Начав расшаркиваться, остановиться трудно.

C’est moi (буквально: это я) — замечательный ответ на все случаи жизни. В любой непонятной ситуации говорите «c’est moi». Перед вами извинились? C'est moi. Вас поблагодарили? C’est moi. Вам отдавили ногу? C'est moi. Реагируя подобным образом, вы как бы перетягиваете на себя одеяло галантности: «Что вы, это я виноват! Что вы, это я признателен! Что вы, это моя нога не туда растет!» Ну и так далее.

Наиболее памятный случай употребления был под Рождество в торговом центре «Шелк» (где я однажды бумажник посеял). Топаю я, значит, с тяжелой сумкой, полной товаров для дома и семьи, любуюсь новогодними декорациями и радуюсь жизни. Свободная правая рука бесконтрольно балансирует и случайно прилетает в маленькую девочку, идущую рядом с мамой. Вязаная шапочка амортизирует подзатыльник, поэтому во взгляде ребенка не столько боль, сколько упрек, волне заслуженный. Я невероятно смущаюсь и рассыпаюсь в извинениях (перед девочкой, разумеется): «Excusez‑moi, je demande pardon» etc. Мама, смотревшая, как и я, в другую сторону, принимает сказанное на свой счет (здесь нормально извиняться по поводу и без, как было выше сказано) и пускается в ответные реверансы: «Mais non, monsieur, c’est moi». Девочка продолжает смотреть с тяжелым недоумением — теперь уже на нас обоих: вы, мол, не охренели там, наверху, любезничать? По голове вообще‑то я получила!

Мир жесток и лицемерен, детка, привыкай.
ilupin

Остановите Землю

«Остановите Землю, я сойду» — есть у Лолиты такая песня, знаете? Ее провозгласили гимном российских ЛГБТ зачем‑то. Ну то есть да, там воспевается нонконформизм, но настолько бездарно, что лучше бы гомофобия воспевалась.

Довольно часто поэтический текст создается ради одной удачной строки, которая приходит в голову первой и становится кульминацией или лейтмотивом. Но хороший поэт и остальное напишет на уровне, а плохой только испортит хорошее.

Замечу кстати, что сама Лолита мне очень нравится: она умная и яркая и действительно искренне поддерживает ЛГБТ, на что в России сейчас способны немногие. Но поет говно, к сожалению, как и многие в России.
ilupin

Методичка беженца

Главным моим событием в 2015 году, как нетрудно догадаться, стало получение статуса беженца во Франции. Вы хотели кровавых подробностей — их есть у меня, только я их вам не отдам, потому что у вас докýментов нету. А напишу я лучше общие соображения на тему. Оно и полезнее.

До отъезда

Кого там ждут

Я уже немало эротических фантазий о беженстве узнал, и не только от поравалителей (1, 2, 3), но и от лично и давно знакомых мне людей. Достаточно, мол, постучаться в парижскую префектуру и сказать, что ты гей из России, чтобы тебе тут же дали квартиру, пособие и гражданство. А если добавить, что ты занимался ЛГБТ-активизмом, то и орден Почетного легиона. И место в Пантеоне забронировали.

Что тут скажешь — неплохо бы, но нет. Даже если вы весь такой гомосексуальный приедете из Саудовской Аравии, Ирана или Судана, где геев, на минуточку, казнят, — это еще не основание для получения статуса. Основанием считаются доказанные прямые угрозы жизни или здоровью (лично вашим, а не социальной группы, к коей и вы относитесь), по факту которых вы обращались за помощью к своему государству, а оно отказало вам в защите, или только усугубило ситуацию, или даже само преследовало вас — за то, что в цивилизованных странах преступлением не считается (политический активизм, например). И коль скоро все эти условия соблюдены, власти цивилизованной страны еще подумают, настрадали ли вы на статус.

С чего начать

Вы не поверите — с паспорта. Положим, я настолько люблю путешествовать, что пограничникам штампы ставить негде, но при этом знаю множество политических активистов, у которых заграна нет вообще, и мне это, мягко говоря, странно. Вы каждый день по кромке ходите и — за редкими исключениями — не готовы сесть, но вам лень бумажки собрать для документа, без которого только в леса уходить? Поймите главное: когда припрет, метаться поздно будет. Изготовление паспорта даже в столицах занимает месяц, а знакомые мне беженцы смывались буквально накануне ареста, когда каждый час был на счету. Пылкие пассионарии, с которыми я это обсуждал, обычно закатывают глаза и томным голосом отвечают, что их убивает бюрократическая волокита. Пенитенциарная система, между нами говоря, убивает быстрее и вернее. Добровольно лишать себя даже теоретической возможности избежать тюрьмы — не мужество, а глупость.

Далее по спискуСвернуть )
ilupin

Все тлен

Российские законы не позволяют близким самовольно распорядиться прахом умершего. Закопать под розами, развеять по ветру, запустить с ракетой, снюхать с кокаином и прочие невинные радости безутешной родне недоступны.

Известно, однако же, что суровость законов смягчается национальным похуизмом. Я уже в 24 года имел непередаваемое удовольствие узнать, как оно работает. «Вы что, в первый раз?» — недоуменно вопрошала сотрудница ГУП «Ритуал». Ниже рассказ для тех, кто в первый.

После всех предусмотренных плясок с бубном тело отвозят в крематорий и превращают в тлен, забрать который можно лишь по предъявлении выданной кладбищем бумаги, из коей явствует, что означенный гражданин располагает уголком в нише колумбария, позволяющим подселить сомнительного изящества урну из полированного змеевика или матовой керамики к двум-трем соседкам с той же родословной. Приезжаете вы, значит, в администрацию кладбища, томно обмахиваясь свидетельством о смерти, получаете ксиву о наличии места без солнца и летите с оной в крематорий. Там внимательно изучают справочку, просят подписаться здесь и здесь, а затем просто выдают вам урну.

И всё. Дальнейшие ваши действия никто никак не контролирует. Можете с тиккурилой смешать и будуар выкрасить. На кладбище, понятно, вас помнят и ждут, у них как бы отчетность, и вернуться туда когда-нибудь надо. Но баночку вскрывать при понятых не будут — чего они не видели там? Отколупают плиту, укомплектуют нишу, законопатят обратно. Получите, распишитесь, примите соболезнования.

В общем, если любимый дедушка завещал захорониться глубоко нестандартно, ни в чем ему не отказывайте.

И чтоб два раза не вставать — мне абсолютно по барабану, куда мои бренные останки денутся, когда срок выйдет. Отдайте студентам, скормите котяткам, похороните за плинтусом, смойте в унитаз. Чем меньше места я займу на перенаселенной и перезасранной планете, тем вам же, выжившим, лучше, а там хоть мумифицируйте, мне-то что.

Жизнь коротка и прекрасна, а после смерти не будет ничего. Я люблю живых и не овеществляю память.
ilupin

Город света

Миллионы людей со всех концов Европы приезжают каждый год на знаменитый Праздник света в Лионе. В какой-то момент город стал заложником своей популярности и даже специально начал делать световые представления немного попроще, чтобы плотность населения в начале декабря возрастала не в десять раз, а хотя бы в семь.

В этом году из-за недавних трагических событий праздник отменили — впервые за 13 лет. По всему городу висели плакаты, призывавшие лионцев проявить солидарность и единство и осветить свой город в память о жертвах терактов.

Давайте пройдемся.

8 декабря, начало шестого, подъем Гранд-Кот. Десятки добровольцев расставляют свечи на всех уровнях каскадного сада.


+10Свернуть )
ilupin

Новый мир

Чуть больше месяца назад, аккурат на 36‑летие, романтичные галлы сделали красивый жест, предоставив мне статус политического беженца. Сегодня я могу наконец открыто сказать об этом.

Я сердечно благодарю друзей с четырех континентов, помогавших мне словом и делом, и приношу извинения тем, кому говорил не всё или не то. У меня были веские причины соблюдать осторожность.

Получение статуса надолго закрывает дорогу в Россию, но мне приятно думать, что я успел сделать там много хорошего. С марта этого года я живу во Франции и надеюсь сделать много хорошего здесь.

Будете в Лионе — заходите на огонек.



UPD: Кровавые подробности.
ilupin

Молчи, грусть

В любом разговорнике есть оборот, глупее которого не придумать: «Я не говорю по-...»

Многие берут его на вооружение и произносят, как умеют, на испанском, немецком, греческом, иврите, арабском и т. д. Зачем? В чем смысл этой фразы? Какую информацию она несет? Если вы не понимаете язык, зачем им пользуетесь? Если пользуетесь, почему не понимаете? И что вам отвечать на это? И на каком языке?

Не усложняйте жизнь себе и другим. Когда к вам обращаются с непонятными речами, единственно разумным ответом будет «Excuse me?». Эти два коротких слова исчерпывающе проинформируют собеседника о следующем:

  • вы не говорите на его языке
  • и не поняли сказанного,
  • но владеете английским
  • и предлагаете продолжить на нем,
  • заранее извиняясь за неудобство.

Разумеется, обратившийся может не знать английского — но даже и в этом случае поймет все вышеперечисленное. А понимание дорогого стоит.
ilupin

Je suis

Соотечественников снова плющит от карикатур «Шарли эбдо». Бурные потоки злобного говна начинаются скорбными ручейками риторического пафоса: «Мы больше не Шарли. А вы?»

Берусь ответить.

Вы вообще не понимаете суть лозунга. «Я Шарли» — это не поддержка конкретных рисунков, художников или журнала. Это заявление о свободе слова. Полной, абсолютной, неограниченной свободе. Говорить можно все. Писать можно все. Рисовать можно все.

Отвечать на слова или рисунки насилием — идиотизм. Так поступают только те, кому недоступны другие способы самовыражения. Вы не идиоты? Отвечайте словами или рисунками. Не хотите или не можете? Не отвечайте вообще. Не замечайте, игнорируйте. Мало ли что в этом мире бушующем травмирует вашу тонкую душевную организацию. На всякий чих не наздравствуешься.

«Мы больше не Шарли» в переводе с мордорского означает «все-таки надо убивать за карикатуры».

Натурально, вы не Шарли. Вы никогда и не были Шарли. Вы были и остаетесь лицемерными уебками. Увы вам.
ilupin

Право имею

44-летний французский певец Жозеф Каложеро записал песню и клип про подростка-гея (автор текста — Мари Бастид, гражданская жена исполнителя). Получилось офигенно, на мой взгляд. Простые и сильные слова и образы.

UPD. Сделал поэтический перевод.
ilupin

Мой герой

Не помню случая, чтобы меня восхищали положительные персонажи. Они, конечно, добрые, светлые и чистые, но как следствие, беспредельно наивные — порой на грани дебилизма. Отрицательные, напротив, всегда умны, и даже очень, иначе были бы неопасны, а что за интерес выводить безвредного антагониста? Поэтому главный злодей, натурально, оттягивается вовсю, гнобя главного героя на 367 страницах, а на 368‑й тот внезапно и противоестественно высовывает уши из говна и возносится на тумбочку, ибо законы жанра.

На исходе века
Взял и ниспроверг
Злого человека
Добрый человек.

Из гранатомета
Хрясь его, козла!
Все-таки добро-то
Посильнее зла.

В нежно любимом мною «Возвращении Бэтмена» я разрываюсь между Шреком, Пингвином и Женщиной-кошкой, а тошнотворно-правильного Бэтмена в лучшем случае терплю. Неизбежное зло, куда деваться.

ilupin

Дорогая Ынни

Однажды я написал о трудностях суффиксальных преобразований аббревиатур (эсэмэску ты отправляешь, эсэмэску!), пришла пора поговорить об окончаниях. Аббревиатуры, произносимые слитно, а не по буквам, называют акронимами. МИД, СПИД, загс, вуз и другие стремные штуки. Звуча как слова, акронимы и склоняются как слова: в КЗОТе, по ГОСТу и т. п. С мужским окончанием (на согласную) проблем не возникает обычно, но вот если окончание женское (-а или -я), пиши пропало. Появляются невероятные «в ИКЕЮ», «у АББЫ» и закономерный вопрос: что таится в последней букве? Город Югуннарюд? Певица Ынни-Фрид? Что‑то, сука, не так с этими шведами.

Отсюда не следует, однако же, что подобные слова не надо склонять вообще или надо склонять иначе. Не в звучании проблема, а в написании. Склонение акронимов на гласную, как и суффиксы аббревиатур, — атрибут разговорной речи, а не пресс-релиза, поэтому незачем пытаться воспроизвести «фирменное начертание». Для склоняемого имени собственного достаточно одной заглавной буквы. Поезжайте в Икею, слушайте Аббу, и будет счастье вам.
ilupin

Синдром исключительности

Люди, которые пишут «Только в русском языке...» (и неважно уже, что именно «только»), ни одним иностранным, само собой, не владеют, да и в родном не особенно сильны. Умозаключение «Только в России...» примерно о том же, в общем, говорит. Мира не видели, себя не видим, но нелепой херней какой-нибудь гордимся страшно. Нигде больше нет такой.
ilupin

Мозги наружу

Сказать «я пацифист» для описания моего отношения к войне — примерно то же, что сказать «я атеист» для описания моего отношения к религии, поэтому выскажусь чуть обстоятельнее.

Любая война омерзительна. Любая война — это массовое истребление одних идиотов другими во имя интересов кучки подлецов и на радость стаду комплексующих фетишистов. Ни одна война по определению не может быть «народной», «священной», «очистительной», «патриотической», «освободительной» etc. Само обилие патетических эпитетов указывает на стремление позолотить дерьмо. И если военные победы, парады, заводы, звания, ордена и памятники вызывают у вас чувство гордости, вы либо патологоанатом, либо некрофил, либо зомби. Мне сложно иначе объяснить столь пламенные чувства к развороченным кишкам и мозгам.
ilupin

Два мира

На прошлой неделе любимый мой бумажник, купленный, кажется, в Вероне, был безалаберно забыт на скамейке возле торгового центра в одном красивом городе на берегу Роны. Проездной, две кредитки, куча дисконтных карт и немного налички — всего этого я хватился минут 15 спустя, когда дошел до метро. Ломанулся обратно, ругая себя последними французскими словами, поскольку наивно было рассчитывать, что бумажник спокойно подождет меня полчаса, греясь на солнышке. Натурально, скамейка была пуста.

Первый же сотрудник охраны ТЦ, к которому я обратился, уточнил мое имя и заверил, что искомый portefeuille цел и невредим: два парня нашли его и передали в службу безопасности, где он в данный момент и обретается. Большой такой, говорю, красивый, снаружи черный, внутри разноцветный. Все верно, говорит, пройдемте, мсье.


«Повезло вам, конечно, — продолжал охранник, — люди‑то разные бывают». И впрямь. Немногочисленные купюры обрели нового владельца. Мнения о том, кого я таким образом осчастливил, расходятся: я склоняюсь к мысли, что это человек, нашедший бумажник чуть раньше (хотя довольно странно реквизировать часть содержимого у всех на виду, чтобы потом беспалевно положить на место остальное), иные сочли, что это как раз те двое вознаградили себя за труды (хотя довольно странно после этого вручать бумажник охране; впрочем, такой сценарий мне нравится больше). Во всяком случае, потеря 35 евро была просто смехотворной по сравнению с тем, к чему я готовился, и не столько опечалила меня, сколько озадачила. Может, я чего‑то в менталитете французов недопонимаю пока.

Разумеется, почти все, кому я рассказывал о произошедшем, восклицали: «Скажи спасибо, что это было не в России!» Вы будете смеяться, товарищи, но я и в России его терял чуть больше года назад. Обнаружил пропажу тоже у метро и ломанулся сначала в «Две палочки» на Китай-городе, служба безопасности которых безропотно отмотала запись камер наблюдения на нужное время и установила, что бумажник вернулся в сумку. Из возможных вариантов оставался только кинотеатр «35 мм», куда я добрался еще через полчаса и больше для очистки совести. Налички тогда в бумажнике было от души: 800 евро и 35 тысяч рублей, всего около 1500 евро по гуманному докризисному курсу. Несколько месячных зарплат уборщицы, которая нашла его на последнем ряду и отнесла в кассу, ничего не взяв.
ilupin

Годы его

В 1990 году, когда Шаталин, Явлинский и K° не без гордости представили свою программу выхода из кризиса, в народе ходил анекдот:

— Что будет, когда кончатся «500 дней»?
— Девять дней, потом сорок дней.

Разбирая старые марки, я поражаюсь обилию выпусков, посвященных годовщине рождения почивших в бозе персонажей. Сидели ведь на зарплате специально обученные люди, рылись в архивных карточках, вычисляли на пальцах — кого б еще в этом году помянуть. Но объясните мне, что толку отмечать юбилеи без именника? Ценна его жизнь, хочется верить, и то, что он сделал, пока жил, а не нумерология незадутых тортиков.

Еще хлеще — годовщины смерти. Это уважение или издевка? Хоронили Пушкина, порвали два баяна. Выпьем, товарищи. Желаю, чтобы все.
ilupin

За веру!

Казаки Петербурга молодцы, чего их все ругают только. Ну как, скажите, православному человеку терпеть Мефистофеля, которому каких-то сто лет с хвостиком, рядом с церковью, уже почти достроенной? Никак нельзя терпеть. Правильно раскрошили эту рожу богомерзкую.



Хорошо, говорю я, но мало. Надо развить. Враг ведь давно среди нас, а мы и не замечаем в простоте душевной. Не напротив церкви — в самих церквях творится такое, что и вымолвить тошно.

В главном храме страны, например, Пусси Райот который, в самом центре трапезной висит картина Тайной вечери. А на ней, между прочим, Иуда, что господа нашего Иисуса Христа первосвященникам предал, да еще и в извращенной форме, через пропаганду содомскую. А на него, может быть, батюшки наши смотрят, постную икру освященной водочкой запивая. Поперхнутся ведь. Закрасить его, замазать серой краской немедля!

Ну ладно Иуда — он, может, не во всякой церкви есть. А кресты? Они ж повсюду! А на кресте, между прочим, господа нашего Иисуса Христа евреи распяли! И как православному человеку смотреть на такое? А смотрим ведь, веками смотрим, уже и глаза девать некуда от крестов этих. Сорвать, сломать, спилить под самую маковку!

Да и сами маковки тоже, знаете, того-с, на луковицы похожи. Как ни взгляну — плакать хочется. Посшибать их надо отовсюду к ебене фене, чтобы чувства наши нежные не ранили.

Тогда и заживем.
ilupin

Анализируй this

В студенческие годы чудесные я писал эпиграммы на преподов пачками, душа же моя и по совместительству сокурсница Юля true_julia начертала, кажется, всего одну — но прелестную. Если память мне не изменяет:

This is our dear teacher —
Economics of the firm.
She has only one bad feature:
По-английски обо всем.

Does she know any other,
For example, Russian language?..
I don’t know, children. Rather,
Let her think she is in Cambridge.

Когда я поступал в Высшую школу экономики, английский мой был чуть ниже плинтуса, но поскольку медаль позволяла сдать только математику, я без ложной скромности выбрал в анкете «владею свободно». И меня определили в первую группу, где все остальные, натурально, знали английский как родной, а многие даже лучше, ибо по‑русски писали с ошибками, а по‑английски — без. До сих пор остается загадкой, почему наша англичанка, светская дама с едким юмором, не вытурила меня взашей в первую же неделю, да и в последующие тоже. Рискну предположить — потому что я переводил на русский лучше всех в группе. Другие с этой тривиальной, казалось бы, задачей справлялись так себе.

Многие мои знакомые, годами (а то и десятилетиями) живущие за границей и свободно владеющие языком окружения, будь то английский, французский, немецкий, шведский или иврит, говорят на русском подчеркнуто правильно, тщательно оберегая его — честь им и хвала! — от англицизмов, галлицизмов и прочих таракашек, норовящих упасть с потолка в тарелку и превратить изысканное блюдо лингвистической кухни в несъедобную комковатую бурду.

Разумеется, объявлять священную войну заимствованиям смешно и глупо: языки спокон веков занимались культурным обменом и останавливаться не собираются. Но прослаивать живую речь жеваными кальками едва ли не хуже. Говоря что-нибудь вроде «давайте прервемся на кофе‑брейк», митрофанушки не образованностью (как им кажется) блещут, а безграмотностью, неспособностью найти подходящее слово в родном языке и не пришивать к медведю крокодила.

Титаны‑полиглоты Миша Поплавский и Макс Крылов сформулировали в свое время дивные рекомендации по изучению иностранных языков (раз, два), к которым я дерзну добавить еще одну: переводите. Даже если вы понимаете смысл иностранного текста, не сочтите за труд проверить это, изложив его (мысленно или вслух) на литературном русском. Вы удивитесь, насколько сложна иной раз задача, но овчинка стоит выделки. Оба языка вам спасибо скажут.
ilupin

Неправильный феминизм

Насмешки над феминистками стали хорошим тоном. Не у быдла, что интересно, а у образованных людей: они-то уж точно знают, каким должен быть правильный феминизм, и высмеивают «этих дур», которые «только хуже делают».

Три года назад меня спрашивали, как «профессионалы» относятся к «дилетантам», которые «неуклюже высказываются в защиту ЛГБТ». Я отвечал, что отдельные сомнительные акции дискредитируют всех ЛГБТ не более, чем отдельные гомофобные высказывания дискредитируют все либеральное мыслящее общество (немало польстив, вероятно, этому обществу, о котором был тогда лучшего мнения), и что для меня такие акции — только стимул сделать лучше самому.

И по поводу девочек для битья у меня два основных соображения:

  1. Наиболее тяжелые «преступления», вменяемые некоторым феминисткам в вину, касаются спорных языковых новшеств, критики сексуальных практик и мужского мира вообще. На этом фоне сотни тысяч избитых и десятки тысяч погибших от домашних побоев женщин — такие пустяки, что и говорить не о чем. Простите, но наезжать сейчас на феминисток, которые неправильно едят бутерброд, — примерно то же, что в 1944 году объяснять Шиндлеру, что он не тех и не так спасает. Очень, знаете, достойно и отважно.

  2. Допустим, вы действительно сопереживаете идеям правильного феминизма, а радикальные высказывания ему действительно вредят. Но зачем тогда их тиражировать, даже иронизируя? Все пиар, кроме некролога. Пишите правильное, ссылайтесь на правильное, распространяйте правильное. И воздастся вам по вере вашей.
ilupin

Петиция людоеду

С пугающей регулярностью я получаю просьбы поддержать обращение к какому-нибудь высокопоставленному хуйлу, поэтому чувствую острую необходимость выразить свое отношение к предмету. Скажем, петиция против уничтожения еды, адресованная Путину и K°. У меня, конечно, есть чувство юмора, и с тем же успехом я могу подписать:

  • петицию египтян Саваофу;
  • петицию гугенотов Карлу;
  • петицию евреев Геббельсу;
  • петицию поляков Молотову;
  • петицию лягушек цапле.

Уход из активизма не означает, что политические темы перестали меня интересовать. Небезразличие, гражданская позиция, распространение информации, общественный резонанс — все это важно и нужно, и не будучи инициатором, я готов способствовать продвижению благих начинаний в меру скромных сил. Но я не буду просить у людоедов хлебушка.
ilupin

Подайте копеечку

Европейские магазины не в силах отказаться от дебильных маркетинговых ценников «9,99 €», поэтому, если вы ходите с наличкой (а нумизмату без налички никуда), 1-, 2- и 5-центовые монетки — неизбежное зло, с которым надо что-то делать. Можно, конечно, мстительно расплачиваться ими в булочных (око за око, так сказать), но я предпочитаю не насиловать бумажник и ссыпаю медь в стаканчик, чтобы при случае скормить ее бездушным автоматам. Большинство из них, правда, не принимает монетки меньше 10 ¢, но надо просто знать места. Пятицентовые, например, на ура идут в прачечной самообслуживания, а почтовые автоматы едят вообще все подряд.

А теперь, мальчики и девочки, произведем нехитрые подсчеты. Один евро сейчас стоит около 63 рублей, то есть один рубль эквивалентен примерно полутора евроцентам. Суровая логика подсказывает нам, что на этом номинале можно бы и остановиться, однако государство до сих пор чеканит 50- и 10-копеечные монеты и поддерживает оборот 5- и 1-копеечных, эффектно демонстрируя традиционное для России обилие цветных металлов и дефицит мозгов.

Во многих российских магазинах все цены кратны 50 копейкам, где-то и рублю. В «Перекрестке», который продает продукты на вес и вынужден считать десятые и сотые, итоговая сумма в чеке округляется до рубля в меньшую сторону: супермаркету пофиг, вам приятно, всем удобно. Однако в любом из этих мест обязаны принимать копейки любого номинала и имеют право ими рассчитываться, а с автоматами по приему победоносцев в стране напряженка. Поэтому государству давно пора наступить на горло глупой ностальгии и полностью изъять из оборота любые монеты меньше рубля. Или уж деньгу с полушкой ввести, а то полумеры бесконечные.
ilupin

Выпьем, няня!

«Какой чай, на улице 40 градусов! Хотя ладно. Побывать в гостях у Илупина и не выпить чаю — это извращение», — пробормотала слабым голосом разморенная леди, растерянно оглядывая полочку с 16 сортами. «Ты правильно понимаешь природу вещей», — заметил Илупин.

Я не особенно люблю сервизы, наборы и комплекты. Купить 96 предметов в одной коробке каждый дурак сможет, мне же нравится подбирать посуду так, чтобы каждый элемент обладал индивидуальностью и в то же время гармонировал с остальными. Поэтому дивный чайный сервиз, собственноручно привезенный из Китая (крохотные пиалы тончайшего фарфора, украшенные побегами молодого бамбука), грустно пылится на полочке, а чай мои неискушенные гости обычно пьют из кружек, любовно собранных в разных магазинах.

Надо заметить, мало что так оскорбляет мой вкус, как рисунок, прерывающийся на ручке. Кружка, которая могла бы стать украшением гостиной, превращается в дешевую поделку с топорной наклейкой на стандартной болванке, хотя цена намекает на обратное.



Зачем эти мерзкие полосы (или, того хуже, грубые швы), когда есть миллион возможностей сделать красиво? Например, обыграть полоску в узоре. Или нанести картинку без фона. Или вовсе без красок обойтись, немного «помяв» поверхность.



Полагаю, излишне напоминать, что кружка должна быть не фаянсовой, а фарфоровой. Тонкие стенки быстрее прогреваются и создают комфортную среду, не говоря уже о том, что смотрятся эстетичнее. Снаружи расцветка может быть любой (с учетом описанного выше), но внутри — только белой, иначе вы не сможете оценить цвет по достоинству, а пить чай, не видя цвета, — все равно что трахаться, не видя сисек. Все удовольствие насмарку.
ilupin

Королевская гавань

В Лионе не только на прайды можно полюбоваться, если что. С некоторых точек такие виды открываются, что офигеть.




Река Сона неторопливо протекает в самом центре кадра, над ней красуется стальной мост Дворца правосудия и каменный мост Бонапарта, чуть правее вырисовывается гордый профиль кафедрального собора Иоанна Крестителя, справа на холме идиллически соседствуют базилика Нотр-Дам-де-Фурвьер и в пику ей сооруженная телебашня, прямо под ногами лежит Круа-Русс, кокетливо задрапированный листвой многоуровневого сада Гранд-Кот, в декольте которого можно разглядеть окончание одноименного подъема.


«Игру престолов» тоже как-нибудь посмотрю, конечно, а то культурные коды мимо проходят.
ilupin

Lion pride

Noblesse oblige, все дела, но как-то само собой так получается, что на прайдах я бываю раз в два года: Гамбург в 2011-м, Стокгольм в 2013-м и Лион вчера. В этот раз, однако же, я впервые пошел со своим парнем, каковое обстоятельство заметно оживило атмосферу, и без того веселую.

1. «Мой кот → | ← Мой медведь». Никакой политики, чистая содомия.


2. Реверанс отечественной мультипликации.


Первые два кадра (а также последний) сделаны твердой рукой Дениса Локтева; остальные восемнадцать настругал на бегу упомянутый медведь, поэтому фокус кое-где не але, но вы поймете и простите.

Let the pride begin!Свернуть )

P. S. Нам с Лешкой стоило некоторого труда не просто постоянно держаться вместе, но еще и полярность соблюдать, однако мы были вознаграждены с лихвой. Содомитские маечки, на роспись которых я потратил три часа с утра, произвели настоящий фурор, превзойдя все ожидания. Во время прайда к нам не раз подходили и спрашивали, сами ли мы сотворили такое чудо, количество улыбок и лайков не поддавалось исчислению, а на вечерней афтепати, куда мы пришли уже в обычных майках и без грима, человек десять уточнили, не те ли мы самые кот и медведь. Праздник удался, в общем. Р-р-р, мяу.
ilupin

Личный вклад

The Guardian на днях запилил статейку, которая только тем и хороша, что дала повод звезде сердца моего Марго margret_stwt прокомментировать заглавную фоточку в неподражаемой своей манере.



Ракурсы, положим, могли и получше выбрать, но текст... Признаюсь, я был более высокого мнения о британской прессе.

Авторы (их трое!) объясняют, что до принятия закона о пропаганде геям в стране раздолье было, целуйся не хочу (вот вам фоточка), а после — как отрезало. Москва, однако же, голубее, чем вы думаете: тут гей-клубы есть с танцполами! Бары вечеринки проводят! А мобильные приложения для ебли аж в Кремле пеленгуют пользователей! По улицам, конечно, спокойно не походишь, но это уже излишества. Саун вам мало, что ли?

Что-то подобное могли написать в 2012 году (никак не позже) журналисты уральской глубинки, погуглившие слово «гей» накануне публикации. Но читая сей опус летом 2015-го в крупнейшем британском издании, хочется протереть глаза. И не вдаваясь в рассуждения о «беззаботной жизни» в уютных гетто, напомнить авторам, что пресловутая идиллическая фотка была сделана в двух метрах от упоротых хоругвеносцев, которые пришли громить ЛГБТ-кинофестиваль, что эти целующиеся парни жили и живут открыто до, после и во время блядского закона и что свобода самовыражения не государством регулируется и не клубами измеряется.

Tim, 22, a model agent: “Of course I am out because I work in fashion — most people in my office are gay — but I have to hide it from other people. But there are more gay nights and I think things are improving.” Tim considers New York his spiritual home. “Still, my dream is to be able to walk down the street holding my partner’s hand. I don’t think that will ever happen in Moscow.”

Дримс кам тру, дорогой Тим, но для этого надо немного пальчиком пошевелить, а лучше пятью. Последний год мы с Лешкой каждый день гуляли рука в руке и целовались где хотели, будь то Тверская, Бутово или мечеть. За все это время мы не встретили на московских улицах ни одной гей-пары, способной хотя бы за руки подержаться.
ilupin

Интересное кино

Занятная штука получается. Когда мне хочется посмотреть какой-нибудь интересный фильм на ЛГБТ-тематику, я, натурально, выбираю на торренте рубрику (драма там, артхаус, короткий метр) и пишу в поисковой строке слово «гей», благо предупредительные раздающие часто делают пометку «гей-тема» в заголовке. И практически под каждой такой раздачей половина комментариев в духе «пидорское кино», «спасибо, блеванул», «заведите для гомосеков отдельный трекер» etc. Резонные возражения вменяемых пользователей «Так на хрена вообще было сюда заходить? Написано же — „гей-тема“» блюстители морали оставляют без внимания.

А недавно по наводке alexalexxx я скачал и посмотрел великолепную британскую драму «Возвращение в Брайдсхед» (Brideshead Revisited) с неподражаемыми Мэтью Гудом и Беном Уишоу, сложные отношения персонажей которых — одна из главных сюжетных линий. В раздачах, однако же, «гей-тема» не обозначена никак, да и преамбула ни на что такое явно не намекает («Чарльза охватывают воспоминания о Себастьяне и Джулии Флайт, с которыми тесно была связана вся его молодость»). И что бы вы думали — ни одного комментария про пидорское кино нет и в помине. Скачавшие благодарят за раздачу и восхищаются актерской игрой.



Потому что духовные степлеры тоже пользуются поисковой строкой.