ilupin

Не пойдет

Попробуйте сами (или попросите любого знакомого) прочитать вслух первые строки басни, известной с детства любому школьнику, а потом признайтесь, получилось ли:

Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука.

Никто никогда не смущается отсутствием рифмы в первых двух строках, а вообще стоило бы, ибо она там таки имеется. Пушкинское поэтическое пренебрежение к букве «ё» в прилагательных Иван свет Андреевич считал детским лепетом и сам легко обходился без нее в глаголах, а то и — страшно вымолвить — в существительных:

За облака Орел
На верх Кавказских гор поднялся;
На кедре там столетнем сел
И зримым под собой пространством любовался.
...
«Хвала тебе, Зевес, что, управляя светом,
Ты рассудил меня снабдить таким полетом,
Что неприступной я не знаю высоты»...

Это вам не почва, зноем раскалéнная, это самый ад ё-пуристов-то и есть. А точнее, тех, кто отважится читать классиков, ими отредактированных. Хотели как лучше, что характерно.

Постоянная гипертрофированная забота об одной-единственной букве напоминает ежедневные упражнения со штангой для верхней фаланги мизинца левой ноги. Остальные части тела пусть живут как умеют, начхать. Серьезно — я ни разу еще не встречал панегирика букве «ё», в котором не было бы кучи орфографических и пунктуационных ошибок, иногда очень грубых. Впрочем, этим грешит любой крестовый поход такого рода (тся/ться, одеть/надеть, мой/мое кофе и т. п.). Соблюдать надо все правила, а не одно, и по возможности существующие, а не воображаемые.
Ну, строго говоря, в первой строфе второго приведённого тобой отрывка на букву "е" можно вообще внимания не обращать, потому что рифма там образуется во второй и четвёртой строках. А что там в первой и третьей - действительно можно наплевать.
Во-первых, у Крылова в принципе не было нерифмованных строк. Во-вторых, в его баснях вообще какие-либо строфы проблематично выделить, ритмический рисунок очень прихотлив. В том же «Орле и Пауке»:

    «Хвала тебе, Зевес, что, управляя светом,
    Ты рассудил меня снабдить таким полетом,
    Что неприступной я не знаю высоты, —
    Орел к Юпитеру взывает,
    И что смотрю оттоль на мира красоты,
    Куда никто не залетает».
    «Какой же ты хвастун, как погляжу! —
    Паук ему тут с ветки отвечает,
    Да ниже ль я тебя, товарищ, здесь сижу?»

Edited at 2016-03-27 12:34 (UTC)
Я с детства подозреваю, что Крылов творил свои басни не на по-русском языках. Да и Александр Сергеевич сперва был обучен французскому, а уж потом...
Не, Крылов ничего такого не создавал. Он и басни-то не сам придумал. И то, на чём Крылов писал, может, формально и литературное, раз уж было опубликовано, но это не язык, а абракадабра какая-то, без дополнительной расшифровки смысла не имеющая. В отличие от Пушкина, который был талантливый сукин сын.
Показатель литературности басен Крылова — не сам факт публикации, разумеется (граф Хвостов тоже печатался, гы), а меткие изречения, например, давно и прочно вошедшие в язык. Заимствование сюжета само по себе о качестве творчества ничего не говорит, этим многие грешили, включая Пушкина.
А как они произносили-то это сами? Потому что между "пойдет" и "пойдёт" есть разница в звучании, это ведь не просто запись звучания "йо" с помощью буквы "е", тут что-то другое.
В разговорной речи они произносили эти слова так же, как и мы. В стихах допускались поэтические вольности (вроде упомянутых «пойдéт», «орéл», «полéтом»), если этого требовала рифма. Притом у того же Крылова есть басни, в которых «ё» однозначно произносится (рифмуются «уголок» и «раек», например).