ilupin

Два мира

На прошлой неделе любимый мой бумажник, купленный, кажется, в Вероне, был безалаберно забыт на скамейке возле торгового центра в одном красивом городе на берегу Роны. Проездной, две кредитки, куча дисконтных карт и немного налички — всего этого я хватился минут 15 спустя, когда дошел до метро. Ломанулся обратно, ругая себя последними французскими словами, поскольку наивно было рассчитывать, что бумажник спокойно подождет меня полчаса, греясь на солнышке. Натурально, скамейка была пуста.

Первый же сотрудник охраны ТЦ, к которому я обратился, уточнил мое имя и заверил, что искомый portefeuille цел и невредим: два парня нашли его и передали в службу безопасности, где он в данный момент и обретается. Большой такой, говорю, красивый, снаружи черный, внутри разноцветный. Все верно, говорит, пройдемте, мсье.


«Повезло вам, конечно, — продолжал охранник, — люди‑то разные бывают». И впрямь. Немногочисленные купюры обрели нового владельца. Мнения о том, кого я таким образом осчастливил, расходятся: я склоняюсь к мысли, что это человек, нашедший бумажник чуть раньше (хотя довольно странно реквизировать часть содержимого у всех на виду, чтобы потом беспалевно положить на место остальное), иные сочли, что это как раз те двое вознаградили себя за труды (хотя довольно странно после этого вручать бумажник охране; впрочем, такой сценарий мне нравится больше). Во всяком случае, потеря 35 евро была просто смехотворной по сравнению с тем, к чему я готовился, и не столько опечалила меня, сколько озадачила. Может, я чего‑то в менталитете французов недопонимаю пока.

Разумеется, почти все, кому я рассказывал о произошедшем, восклицали: «Скажи спасибо, что это было не в России!» Вы будете смеяться, товарищи, но я и в России его терял чуть больше года назад. Обнаружил пропажу тоже у метро и ломанулся сначала в «Две палочки» на Китай-городе, служба безопасности которых безропотно отмотала запись камер наблюдения на нужное время и установила, что бумажник вернулся в сумку. Из возможных вариантов оставался только кинотеатр «35 мм», куда я добрался еще через полчаса и больше для очистки совести. Налички тогда в бумажнике было от души: 800 евро и 35 тысяч рублей, всего около 1500 евро по гуманному докризисному курсу. Несколько месячных зарплат уборщицы, которая нашла его на последнем ряду и отнесла в кассу, ничего не взяв.