ilupin

Зачем оне?

Переврать цитату, особенно стихотворную, дано не каждому, это требует творческого подхода и особого видения. Возьмем, например, публикацию адвоката Антона Жарова под заголовком «Когда нужно разводиться (по мнению многих, судей решительных и строгих)» и выступим с решительным и строгим осуждением.

Необязательно помнить «Евгения Онегина» наизусть, достаточно прочитать то, что получилось. Онегинской строфы не выйдет, хоть ты тресни, потому что жаровское «по мнению» вместо пушкинского «по мненью» ненавязчиво превращает ямб в амфибрахий, который после запятой снова чудесным образом трансформируется в ямб. Садись, Тоша, два, и завтра чтоб пришел с родителями, мы поговорим с ними о приеме веществ, пагубно влияющих на связность и ритмичность речи.

Кстати о Пушкине, многие знают, что на основе его мистической повести «Пиковая дама» Чайковский написал потрясающую одноименную оперу, одну из моих любимых. Текст, натурально, уступает музыке, поскольку от солнца русской поэзии там остался один эпиграф, а остальное настрочил, как умел, Модест Чайковский, брат Петра Ильича. Чего только стоит деепричастный оборот внутри деепричастного оборота:

Граф, выбрав удачно минуту, когда,
Покинув украдкой гостей полный зал,
Красавица молча сидела одна,
Влюбленно над ухом ее прошептал
Слова слаще звуков Моцáрта...

Прошептал, как следует из дальнейшего текста, просто и доступно, без завихрений многоуровневых, а то б красавица уснула в кресле, не дождавшись тайны роковой. Ну да ладно. Какое-никакое, все ж либретто, оригинал, классика. С размером и, прошу заметить, рифмами. И есть там еще красивое и трепетное ариозо главной героини:

Откуда эти слезы,
Зачем оне?
Мои девичьи грезы,
Вы изменили мне!

В 1974 году, когда Илупин и Жаров еще не родились, а братья Чайковские давно почили в бозе, эти строки своим проникновенным лирико-драматическим сопрано исполнила на сцене Большого театра Тамара Милашкина, ныне покинувшая полные залы и внимающая сладким звукам Моцарта на его исторической родине. В девичьих грезах великой певицы устаревшее «оне» не значилось, поэтому она непринужденно заменила его знакомым «они», ничуть не смущаясь улетучившейся рифмой.

Как говорилось в одном анекдоте: «Ну девочка! Ну еб твою мать!»
...
Лиха беда начало. У тов. Жарова проблемы не только с точностью цитат. Весь дальнейший его измышлизм пестрит ошибками. Что, конечно, нивелирует общий "глубокий" посыл его КЭПовской статейки.