ilupin

Ограбить Илупина

Пролог

Грабители ко мне забирались трижды. В первый раз они унесли телевизор, и мама наконец-то перестала смотреть новости. Во второй раз унесли синтезатор, и папа наконец-то согласился купить пианино. В третий раз не унесли ничего, зато получили массу эмоций. Мой парень был тогда в командировке, я на работе. Вечером трудного дня вернулся домой и увидел на площадке оторванную дверную ручку. Первая мысль: вандалы. Вставляю ключ — не поворачивается. Толкаю дверь — не открывается. Тут я заподозрил неладное, позвонил соседке напротив, она выбежала и рассказала много интересного. Ниже восстановленная хронология событий.

Часть 1. Не всё то золото

Три горячих джигита среди бела дня аккуратно открыли верхний замок отмычками, вошли в квартиру и закрылись на нижний. Обшарили все полки, вытряхнули на пол все барахло, случайно раскокали, суки, любимую расписную лампу. Не без гордости отмечал я впоследствии, что некоторые ящики, выдвинув, сразу задвигали обратно: такой там был порядок. Порадовался и тому, что отдельные вещи, очень ценные для меня, не представляли интереса для интервентов: коллекция монет из 200 стран, например, или антикварные книги XIX века. В общем, не найдя ничего стоящего (граждане! храните деньги на банковских картах!), гости грустно двинули на выход.

Часть 2. Система ниппель

Нижним замком я давно не пользовался: он был сломан. Закрыть-то они его закрыли, а открываться обратно он не захотел. Пытаясь преодолеть сопротивление материалов, медвежатники погнули три отвертки и сломали молоток, но замок не поддавался. Между тем на площадку вышла упомянутая соседка. Увидев, как дверь сотрясается под глухими ударами изнутри, она осторожно приблизилась и уточнила: «Сереж, это ты?» По ту сторону раздались приглушенные гортанные звуки нездешнего языка, наводившие на мысль, что там, наверное, все-таки не я. Натурально, соседка пошла звонить ментам, чтобы те приняли участие в беседе.

Часть 3. Вперед и вверх

Ребята поняли, что запахло жареным и пора искать другие пути. Решено было перелезть через мой балкон к соседке (другой) и выйти из ее квартиры. Проблема в том, что соответствующая комната у меня ввиду ремонта была наглухо забаррикадирована шкафами, и пробраться к балкону можно было только под потолком. Дети гор совершили восхождение и таки доползли по верхам, случайно выбив на финише одно стекло в балконной двери и сильно им порезавшись. Второе стекло почему-то решили оставить и попытались дверь открыть — не тут-то было. Нет-нет, шпингалет не заклинило, а тупо некуда, шкафы мешали.

Часть 4. Cirque du Soleil

Кое-как протиснувшись на балкон через форточку, гимнасты тут же запутались в суровой паутине из натянутой проволоки, диагональных веревок, декоративной фасоли и дикого винограда. С трудом проделав небольшую брешь, обнаружили, что соседка, не в пример нам, свой балкон успела застеклить. Разбили окно, еще раз сильно поранились и перебрались к ней, истекая кровью. Снизу это шоу, затаив дыхание, наблюдали уже человек двадцать, но актеры немного стеснялись публики и на поклон выходить не стали. Тем временем к дому на удивление оперативно подъехали менты.

Часть 5. Добро пожаловать

Через квартиру соседки джигиты проскакали аллюром, прихватив со столика скромную золотую цепочку (граждане! носите серебро!) и без проблем открыв дверь изнутри. Стражи порядка уже стояли у подъезда, и выходить через парадное было не комильфо, поэтому ребята спустились на третий этаж и позвонили (!) в квартиру, расположенную так же, как моя. Хозяйка подумала, что это милиция, и открыла, не удосужившись даже в глазок посмотреть. Гости пробежали через коридор и комнату, ничем, по счастью, не заставленную, и спрыгнули с 5-метровой высоты на мягкую травку — прямо в объятия блядей в погонах.

Часть 6. Искусство переговоров

Всех троих торжественно препроводили в машинку с решетками. После пятиминутного собеседования двоих отпустили, убедившись, по всей видимости, в чистоте и невинности их помыслов. Просто открыли узникам дверцу, те спокойно вышли и удалились. Третьего оставили на сдачу или для отчета, не знаю уж. Прекраснее всего то, что менты даже отъехать не потрудились, все это происходило прямо перед домом на глазах восхищенных жителей. Более того, в дальнейшем следователь, опрашивая соседей, тонко намекал, что им, вероятно, померещилось и что грабитель, наверное, был все-таки один.

Часть 7. Герои среди нас

Всю эту захватывающую историю я слушал на площадке, поджидая официальных лиц, а соседка поддерживала меня живым участием и теплым молоком. Вокруг толпилось человек десять, в том числе парень с третьего этажа (муж гостеприимной барышни). Он слегка переволновался и немного принял на грудь, но не успокоился, скорее наоборот. Душа его жаждала подвигов, и мне стоило большого труда убедить бывшего альпиниста не перелезать через соседкин балкон на мой, чтобы открыть дверь изнутри и посрамить домушников. Через каких-то два часа подоспели сотрудники министерств и ведомств.

Часть 8. Ценители прекрасного

Эмчеэсовцы не стали заморачиваться, просто приставили зубило и ебнули молотком. Замок улетел в другой конец коридора, я наконец вошел. В гостиной все было перевернуто вверх дном, куча вещей валялась на полу, почти не оставляя места для прохода. Дактилоскопист забегал по квартире, посыпая своим мерзотным черным порошком все вокруг, включая дверь, которая осталась приоткрытой и вкупе с балконной форточкой дико сифонила. Молодой следак сел бочком за компьютерный стол, чтобы написать протокол, и заметил инструмент: «О, ты играешь?» — «Да». — «А „Лунную“ знаешь?» — «Конечно». — «Сыграй, а?» Я сел бочком за пианино и начал играть Бетховена.

Часть 9. Настоящие герои

На следующий день по просьбе следователя я заехал к нему для подробного интервью. В кабинете уже сидел неприметный паренек среднего роста в спортивном костюме. Из разговора я понял, что он помог в задержании. «Вчерашних героев?» — уточнил я. — «Вот он, герой-то, — поправил капитан, показывая на парня. — Это очень редко бывает, чтобы гражданские задерживали преступников. Как дело-то было, расскажи?» — «Ну как... Иду, значит, вижу, мужик сверху прыгает, потом вскакивает и прямо на меня несется. Ну я и завалил его как-то... В общем, завалил». — «Занимаешься, что ли, чем?» — «Ну так... Самбо, ушу».

Эпилог

Заваленного джигита с красивой греческой фамилией осудили на несколько лет; сейчас он, видимо, уже вышел. Ментов, отпустивших две трети улова, никто не осудил, а лиричного следователя, наверное, похвалили даже. (Пользуясь случаем, передаю приветы.) У лампы теперь тканевый абажур, дверь я поменял, балконы остеклил, но воспоминания до сих пор греют душу, и не только мне, полагаю. Бесценные моменты, что и говорить.
Метка "*****", думаю, символизирует Александру Маринину, нервно курящую в сторонке. У неё так увлекательно смешно не получается. :)
Через несколько лет именно так смешно и получается рассказать и воспринять.
Правильно: до тех пор пока события не в предложениях на бумаге, они жгут мозг и обрастают некоторыми подробностями. Вот, наконец-то, рукам настало время остановить эту историю. :)
Если было осуждение, то вызов в суд как раз подразумевался. :) Если я хочу описать событие точно, то фиксирую его сразу... и то не всегда мозг способен запомнить или увидеть все подробности. Если я описываю событие уже потом, то получается с некоторой долей иронии и с чуточкой украшательства - как раз вместо тех забытых реальных подробностей. :)

И вовсе не длинно получилось, в самый раз - ведь здесь не детектив в классическом понимании, где вся прелесть в описании последствий события.
Если "фигурантов" в деле больше одного, то по закону и "припаять" им должны больше, так что...
Все Ваши советы логичны... если только банк не утащить денюжки с карточки еще быстрей, чем любой бандит это делает..
Эх...
«Советы» носят скорее иронический характер. От всего не застрахуешься, да и смысл? Я достаточно спокойно отношусь к материальным потерям, неприятно было больше от ощущения, что посторонние люди в моих вещах рылись.
Блестяще рассказал!
Когда я прочла о разбитом балконном стекле, подумала - не хватало тебе только ещё простудиться после бронхита.
Но теперь знаю, что это дела давно минувших дней. :)
Только не понимаю, зачем менты двоих отпустили?
Или они теперь принципиально сажают только недовольных властью?